Никита Демидов- основатель династии Демидовых.

Никита Демидович Антуфьев (Антюфеев), более известный как Никита Демидов  — русский промышленник, основатель династии Демидовых.

Никита Демидов родился в марте 1656 года в Туле. Он происходил из мастеров-оружейников, владел в Туле оружейной фабрикой и «вододействующим» чугуноплавильным заводом. Его отец, Демид Григорьевич Антуфьев (или Антюфеев), происходил из государственных крестьян и приехал в Тулу из села Павшино, чтобы заняться в городе кузнечным ремеслом. В 1664, когда его сыну было восемь лет, Демид умер.

Уже в 1690-е Демидов очень успешно торговал железом и был владельцем железоделательного завода, этот факт делал его положение совершенно исключительным, потому что прочие немногочисленные заводы того времени принадлежали иностранцам и членам правящей элиты.

В те времена  именно семьи и династии предпринимателей, богатых промышленников, составляли честь и гордость страны. Первыми стали именно Демидовы. Легендарные оружейники, металлурги, потомки простых мужиков, они одним мощным рывком и честным трудом ввели Россию в клуб мировых держав.

В 1686 году Никита, мужичий сын, знакомится с царём, спустя ещё 30 лет получает герб: сверху три рудоискательные лозы, снизу кузнечный молот, а посередине золотой пояс — знак дворянского достоинства. Вдобавок царь дает ему новую фамилию — Д­емидов.

История начала династии богатейших промышленников России выглядит не иначе как волшебная сказка. Дескать, простой тульский мужик, кузнец-ремесленник, случайно встретился с царём и до того ловко выковал ему то ли алебарду, то ли пистолет, что царь «премного удивился и отдал тому весь Урал». Для солидности упоминают даже дату этого эпохального события — 1696 г.

Правдива здесь только дата и тот факт, что царь действительно останавливался в Туле. К тому моменту царь и кузнец, как уже упоминалось, были знакомы как минимум лет 10. И первые контакты Демидов устанавливал не со всемогущим самодержцем, а с 14-летним подростком Петрушей, который только-только завёл свои Потешные полки.

Спустя 5 лет «Никишко Демидов» упоминается в приказной грамоте как депутат от всех тульских оружейников — он прибыл в Москву защищать интересы своих выборщиков в земельном споре.

Иными словами, «простой мужик-мастеровой» испаряется. Вместо него действует солидный делец по производству и сбыту оружия. Кстати, уже владеющий немаленьким железным заводом, «что поставлен без царёвой казны и без иноземных мастеров». Это обстоятельство особенно восхитило Петра, который в тот самый тульский визит удостоил давнего знакомца Демидова «премногих похвал за предприимчивость и ум».

Но в какой-то мере Никита и был простым – веселого нрава, с отменным чувством юмора.  Сильный, высокого роста, крайне неприхотлив в одежде и пище, ведущий простой образ жизни. Живёт в большой и ладно устроенной, но всё-таки избе. К тому же очень по-крестьянски набожен — не берётся ни за одно дело без церковного благословения.

Одно из таких благословений было дано будущим святым Димитрием Ростовским, в то время митрополитом Тобольским. Св. Димитрий был неплохим поэтом и рассказчиком, ценил умных собеседников и неоднократно принимал у себя Никиту. Перед тем как Демидов отправился на Урал, св. Димитрий подарил ему икону Богородицы.

Благословенные слова св.Димитрия упали на благодатную почву. Во всяком случае, с благополучием у Демидова был полный порядок. Конечно, то, что царь отдал ему «весь Урал», — красивая байка. К тому времени там было выстроено 5 казённых заводов. Демидову был передан лишь один из них — Невьянский. И вовсе не за то, что он выковал какой-то особенный пистолет, просто наш герой предложил царю поставки оружия по цене почти в 10 раз ниже обычной.

По сути, это первая в отечественной истории приватизация промышленности. Но при этом Невьянский завод обрёл настоящего хозяина, нацеленного на серьёзную работу.

Демидов работал с умом, без рывков и авралов, без истощения ресурсов и сил. В числе прочего думал об экологической перспективе — лес на уголь вокруг завода вырубался не сплошняком, как это было принято, а по секторам: «Чтоб то место, запустя, опять заросло, и мочно было б снова рубить годов через 30».

Думал и о кадровой перспективе. Первым ввёл нечто вроде пенсионного обеспечения — правда, только для заслуженных мастеров. Организовал и обучение, причём предполагалось что-то вроде стипендии: «Ученикам, которые убогие и отцы их работают подёнщиной, давать хлеб, как солдату, сермяжный мундир да шубу, а по прошествии года рубль на платье».

Грамотен был Демидов или нет, учёные спорят до сих пор. Восхваляющих себя записок он не оставил. Что вполне согласуется с девизом его рода: «Acta non Verba» («Не словом, а делом»).

Использована информация с сайта Аргументы и факты, статья Демидов. Не словом, а делом.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × четыре =

Яндекс.Метрика